ГЛАВНАЯ ОБЩЕСТВО ЭКОНОМИКА ПОЛИТИКА СПОРТ ПРОИСШЕСТВИЯ БАШКОРТОСТАН СТЕРЛИТАМАК АФИША ТУРИЗМ
» » Подписано Соглашение о сотрудничестве между Республикой Башкортостан и Российской Академией образования

Подписано Соглашение о сотрудничестве между Республикой Башкортостан и Российской Академией образования

27 августа 2011  |  версия для печати
27 августа Президент Башкортостана Рустэм Хамитов и руководитель Российской Академии образования Николай Никандров подписали Соглашение о сотрудничестве в научно-образовательной сфере. Партнерские отношения Башкортостана и исследовательского центра позволят повысить профессиональную подготовку кадров в этой сфере и в целом уровень образованности населения региона. Об этом сообщает пресс-служба Президента РБ.

Согласно документу, Российская академия образования примет участие в разработке стратегических направлений образовательной политики республики и представит новейшие достижения в области образования. На встрече с Рустэмом Хамитовым, Николай Никандров сообщил, что возглавляемая им российская Академия образования будет стремиться к усилению инновационной составляющей сферы образования в Башкортостане и ориентировать отрасль на практическое направление.

Стенограмма начала встречи Рустэма Хамитова с Николаем Никандровым:

Рустэм Хамитов: Образовательный процесс организовать в Башкортостане достаточно сложно, потому что территория у нас большая – 144 тысячи квадратных километров. Мы ровно в два раза больше Татарстана, при примерном таком же количестве населения, у них 3,8 млн, у нас – 4,1 млн человек. На такой большой территории у нас много населенных пунктов, у нас очень много сельских школ и, в том числе малокомплектных. Понятно, что это требует от нас дополнительных затрат, удельные затраты у нас высоки. Мы не можем собрать ребятишек в одном месте, хотя бы потому, что дороги тоже требуют ухода. Поэтому в сельской местности ситуация с образованием в целом неплохая, но нам это дается с трудом. Поэтому в нашем бюджете образование занимает очень большое существенное место. Это порядка 30 миллиардов рублей из 120 миллиардов консолидированного бюджета – это 25 процентов. Поэтому с одной стороны мы не жалеем деньги на образование, с другой стороны мы понимаем, что нужна разумная оптимизация, потому что надо еще и строить и развиваться, двигаться вперед. Здесь ищем золотую середину, дается это нам тяжело, но в целом мы движемся. Мы, конечно, не сможем реализовать те параметры, которые выдает нам министерство образования, с точки зрения средней наполняемости, средней нагрузки на учителя, потому что в сельской местности мы этого никогда не достигнем. Что бы мы ни делали, как бы мы не стремились к этим цифрам, они не достижимы. Мы вышли с предложением Правительству Российской Федерации с тем, чтобы нормативы для городских и сельских школ дифференцировали с тем, чтобы мы приблизились к сегодняшним реалиям, ушли от теории. Продолжая тему скажу, мы не жалеем ресурсов и средств на строительство, ремонт школ, обновление, реновацию. Все это так. Уровень преподавания в школах достаточно высокий, надо сказать, что средний балл по ЕГЭ – выше среднероссийского. Это с одной стороны говорит о качестве нашей системы образования, но это и проблема. Мы понимаем, что там есть и скрытые от глаз течения, которые не очень нехороши по своей сути. Обеспечивая высокие баллы ЕГЭ, некоторые «медвежью» услугу оказывают нашим ребятишкам. Мы будем ужесточать контроль, будем оптимизировать систему. Я не являюсь большим специалистом в области образования и ЕГЭ знаю только понаслышке. Не знаю, хорошо ли это или плохо для системы образования. Я приверженец классических подходов тридцати-сорокалетней давности. Мы действительно выходили из школы с какими-то определенными знаниями, а из университетов, институтов тем более. Но это другая тема для разговора.


Николай Никандров: Вообще говоря, ЕГЭ, в некотором роде говоря, российская идея. В 1906 году министром просвещения был граф Иван Иванович Толстой. И он предложил ввести Единый экзамен, а смысл был в том, что решать вопрос - быть студентом тому или иному школьнику, решал не вуз, а специальная комиссия. И по единой программе абитуриенты должны были сдавать экзамен. Правда там не было тех тестов, которые есть в ЕГЭ. Но принцип тот же – единый подход, и окончательное решение должна была принимать комиссия, независимая от школы и от вуза. Но реализовать идею не удалось. Я считаю, чтобы иметь представление о том, что знают ребята – эта система годиться. Но как единственный фильтр между школой и вузом это, конечно, не годиться.

Рустэм Хамитов: То есть это все-таки один из элементов некой системы должен быть. А на Ваш взгляд, какие еще элементы должны быть?

Николай Никандров: Я считаю, что в любом случае должно быть разумное собеседование в вузе. В ряде стран есть нечто подобное ЕГЭ, но там проходят и другие процедуры. Например, в США есть такого рода экзамен и специальная комиссия, их несколько в каждом штате. Там придают огромное значение характеристикам, самостоятельный ли человек, любит ли он заниматься общественной деятельностью, участвовал ли в протестных мероприятиях?

Рустэм Хамитов: Я считаю это правильно. Вуз должен готовиться к человеку, который придет. Иногда вуз ориентируется помимо знаний на культурную, спортивную подготовку человека. Есть вузы, где с глубокими спортивными традициями, есть с культурными. А как выбирать, когда представление о человеке складывается только на основе баллов ЕГЭ? Конечно, это вопрос абсолютно верный. Продолжая тему об образовании в Башкортостане скажу, что у нас система образования на хорошем счету. У нас есть ряд крупных, серьезных вузов. В силу разных причин они не смогли получить статус федеральных университетов, исследовательских центров. Здесь больше политика виновата. А реально у нас высшая школа тоже не плохая. Мы предпринимаем попытки исправить несправедливость, как нам кажется, но не все получается и не все так быстро. Получится, но не так быстро как нам хотелось бы. Но в целом, я считаю, что система образования у нас – надежная, серьезная и устойчивая. Есть отдельные нюансы, связанные с изучением родных языков, государственных языков. Это вызывает определенные вопросы, но это не проблема, это больше субъективного свойства характеристики нашей системы образования. В целом, мы достаточно хорошо и уверенно работаем. Но это мое мнение. Фурсенко (Андрей Фурсенко – министр образования и науки Российской Федерации, - прим.) когда у нас бывает, говорит, что положение дел нормальное. Глебова (Любовь Глебова – руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, - прим.) критиковала нас за высокие баллы ЕГЭ, но оценила сферу образования как вполне добротную. И нам очень приятно, что такие люди Вашего уровня, сегодня у нас в гостях и одновременно на работе.

Николай Никандров:
От Башкортостана в составе Российской академии образования – четыре человека. Один из них министр образования республики – Альфис Гаязов.

Рустэм Хамитов: А существуют региональные отделение Российской Академии образования?

Николай Никандров: У нас есть отделения Поволжское, Уральское, Сибирское, Северо-Западное, но Центрального нет. Мы придаем большое значение региональным связям.

Рустэм Хамитов: У нас сегодня запланировано подписание Соглашение с Российской Академией образования. Мы ознакомились с предложениями и готовы подписать.


Вступайте в нашу группу в Одноклассниках и будьте в теме главных новостей!

 
Смотрите также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Наверх